ИНТЕРВЬЮ


      Чтобы обычный человек мог проникнуться миром далеко не реалистичного художника, нужны слова. Можем ли мы поговорить о вашей творческой концепции?
      Что меня волнует как художника? Меня волнуют вещи невидимого мира. Не столько предметы и образы мира материального, сколько ощущения, настроения, душевные вибрации, которые возникают в нас, когда мы смотрим вокруг. Иногда, глядя на какой-нибудь пейзаж, например с елками и соснами, мы можем деревьев даже и не заметить. Но в душе что-то происходит. И это что-то для меня самое важное. Оно и должно появиться в картине. То же самое могу сказать и о человеческих лицах. Когда мне хочется написать портрет, я не делаю ставку на фотографическое сходство. Мои работы - полуабстрактны, они существуют на грани с реальностью, хотя предметы материального мира в них вполне угадываются. Назовем это состояние пограничным. Здесь не важно, о чем. Важнее, чем заряжено. Настроения могут быть самые разные: от переживаний любви к миру до чувства разлада с ним, диссонанса┘ А вообще-то живопись самодостаточна. Она не требует литературного вмешательства. Цвет, линия, ритм сами создают настроение. Еще - фактура.

      Мне кажется, в ваших работах есть что-то языческое?
      Наверное, есть. Меня интересуют древние культуры самых разных народов. В том числе, наши славяно-арийские корни. Кто мы и откуда?

      Вы уверены, что в нас есть что-то от древних ариев?
      Не уверен, но есть исследования, которые подтверждают, что древние арии некоторое время жили на Урале. И, знаете ли, меня это как-то греет. Арийцы - очень древний и мудрый народ, с невероятным духовным опытом. И мне нравится думать, что я каким-то образом причастен к их истории. Ну, а если ты о чем-то долго думаешь, то это в результате появляется на холсте.

      Какие работы были написаны в этом арийском ключе?
      Скорее, в славяно-арийском ключе. Серия "Духи леса". Но я опять же не могу выдать это как абсолютную истину. Древние зыки, мифы, песни, славянские сказки, безусловно, повлияли на "Духов", они там бродят┘ Но серию нив коей мере нельзя воспринимать как иллюстрацию к каким-то конкретным источникам. Это мои размышления о том, как древние воспринимали и отражали мир - очень по-философски, через метафоры и сказочные образы. Отрубить голову Змею Горынычу, например, значило у них избавить себя от каких-то пороков. Убить зло, которое есть в тебе┘ Думаю, что главное погружение в славяно-арийскую тему у меня еще впереди.

      Может быть, берясь рассуждать о древних, мы слишком много накручиваем вокруг них своего?
      Думаю, что в те доисторические времена люди думали больше о душе. Вещий мир для них был действительно вещим, живым. Он разговаривал с ними. Они видели кругом богов и прислушивались к ним. Небо смотрело на них десятками тысяч глаз. Это было живое существо. Люди жили под взглядом неба. И это их держало. Будучи не привязанными к материальной жизни, они не боялись смерти. Воины шли в бой с уверенностью, что после смерти они станут частью мира, обретут радость и покой. Сегодня все не так. На смену духовным ориентирам пришли материальные. Но духовные ценности не устаревают. Для меня они и сегодня звучат актуально. Мне нужен этот опыт.

      Вы мистик?
      Если понимать под мистикой опыт постижения тонких материй бытия, то да.

      Есть ли у вас работы, в которых больше современности?
      Во всех моих работах есть современность. Все они соединяют в себе то, что я читаю, о чем я думаю, что я вижу вокруг себя┘ Это обретает свою форму в картинах.

      Многие работы у вас выполнены акрилом на бумаге. Вас интересует эта техника? Почему?
      Потому что акрил - доступный и мобильный материал. Он позволяет быстро организовать творческий процесс. А значит, когда в тебе что-то забродило, ты можешь это что-то быстро реализовать. В технике акрила я, как правило, не делаю эскиза - может быть, набросок. И сразу начинаю писать. Такая максимальная концентрация на работе, такое быстрое погружение в картину - как медитация┘ Я люблю холст и буду работать с холстом┘ Но для холста надо больше времени.

      Но в бумаге нет вечности, как в холсте┘
      Почему нет? Это стереотип. Бумага - это просто другой материал. Люди думают, что на холсте - это картина! А остальное - не солидно. Я так не считаю. На всем можно писать: на бумаге, на дереве, на клеенке. Главное - для чего все это делается. Много я видел в своей жизни конъюнктурных работ, сделанных и на холсте┘

      Как часто к вам приходит вдохновение? Творчество непредсказуемо?
      Понятно, что постоянно гореть невозможно. Но можно настраивать себя на работу. Все во власти человека. Если сидеть и ждать вдохновения┘ Его можно и не дождаться.

      С чего начинается работа над картиной?
      Иногда я не пишу днями и неделями. Из этого не следует, что работа не идет. Она идет постоянно. Подсознание настроено, там что-то колобродит, чтобы однажды я взял кисть и начал писать. Появилось желание взять кисть - значит, я готов.

      Когда-то я сама рисовала, и рисовала так: проводила первую линию┘ И уже она либо во что-то перерастала и куда-то меня вела, либо нет. Я никогда не знала в начале работы, что у меня получится в конце┘ А вы?
      Я вам могу сказать, что это самый правильный способ. Надо просто думать о том, что тебя волнует. Никаких образов - одни мысли! И когда ты начнешь работать, то все происходит само собой. Картина сама выстраивает себя ритмически. Только тогда, когда ты не привязан к каким-то жестким образам, когда ты отпускаешь свое подсознание в свободный полет, могут родиться неожиданные вещи. И это не значит, что они получились случайно. Из того, что художник не знает, что у него получится, совсем не следует, что художник не знает, что он делает. Он свобода и полет. Не зная, что получится, я всегда знаю, чего хочу. И то, что иногда получается, вполне может оказаться ошибкой. Если результат меня не устраивает, то эту работу я потом могу даже уничтожить.

      Теперь обозначим ваши творческие периоды. Они есть?
      Они есть не только в жизни художника, они есть в жизни любого человека. Просто у художника они более зримы. О своих┘ Одно время я делал коллажи. Было это давно, в молодые годы. Экспериментировал я тогда с самыми разными материалами. Как ребенок играет в игрушки, так художник творит свой мир из подручного материала. Материальный мир безумно интересен: дерево, металл, пластик, резина, стекло┘ Я соединял н6есоединимое, что-то ломал, резал, внедрял одну фактуру в другую, еще что-то придумывал┘ Это занятие будоражило, волновало меня┘ Я чувствовал себя почти богом, потому что в том, что получалось в конечном итоге, была какая-то тайна. Занимался я этим творчеством до перестройки. Мы ходили на свалку металла, рылись в ней, выискивая какие-то невероятные экспонаты, расписывали на Каме ржавые баржи┘ Во всем, что мы тогда делали, был невероятный кураж! Ведь наше искусство не вписывалось в рамки социалистического реализма - мы были бунтарями, свободными творцами, мы плыли против течения и были уверены в себе. Максимализм молодости! Я тогда делал коллажи, скульптуры из дерева и что-то такое┘ с разливами лака на пластике. Теперь этих работ не найти: все роздано, подарено, потеряно┘ Что-то купили иностранцы. Еще был период, когда я делал очень холодные работы, писал их очень темными красками. Это было время "черных" картин с металлом, с какими-то механизмами и штуковинами┘ В картинах тех была агрессия┘ Она, видимо, тогда владела моей душой┘ Но была в них и красивая, безумно красивая сила. Черное - оно как и белое, в нем тоже есть красота. Возьмите "Черный квадрат" Малевича - великое произведение. Если в обыденной жизни должны быть нравственные ориентиры, есть белое и черное, то в искусстве таких категорических понятий нет┘

      Над чем вы работаете сейчас?
      Делаю спектакль в куклах. Сценографию. Эскизы кукол┘ Сказка называется "Колобок".

      Чем же там можно вдохновиться, в "Колобке"?
      Чем угодно. Колобок - модель мира. В Колобке - смысл! Вот он катится себе, катится┘

      Тогда миром владеет хитрейший: лиса обманула и съела Колобка┘
      В материальном мире так, да. Но им в нашей жизни все не исчерпывается.

Интервью ТАША СОМОВА