02 апреля 2005 года
Первая страница
Первое апреля на НЕВОДЕЦентр экстремальной журналистики«Ставропольская правда» в сети!Экономический еженедельник
2010! > НОВОГОДНИЙ ВЫПУСК > Губернские сказки
ПРЯМАЯ РЕЧЬ > Реплика > «Докатились до шнурков»
ПРЯМАЯ РЕЧЬ > Мнение > «Привет из будущего»
ТАЙНА ОСТРОВА УДД > Отрывки из книги
  
«ЗВЕЗДЕ» — 90 ЛЕТ!
О нашей
газете
РЕКЛАМА
Коммерческое
предложение
«С»
Специальное
приложение
ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ
Главный редактор
Сергей Трушников
ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ
Журналист
Константин Шумов
ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ
Журналист
Наталия Семенова
СКАЛОЗУБ
Поэт
Харитон Моржов
new ПОДПИСКА
Любые варианты
на выбор
ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК
Напишите письмо
в редакцию
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Ссылки на
полезные сайты
АРХИВ ГАЗЕТЫ
По дате выпуска
< Апрель 2005 >
ПнВтСрЧтПтСбВс
    010203
04050607080910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
СТАРАЯ ВЕРСИЯ
Архив газеты
до 17 июля 2001г.
   
« », «» - .
подробнее …
   
- -2004 . Miss world ɻ .
подробнее …
   
«» , , .
подробнее …
   -
. , . , -38912.
подробнее …
   
, , , .
подробнее …
   
«» « » .
подробнее …
   
, .
подробнее …
: . .
Алексей Решетов
, .  , , . , . . .
( - ), . « « ». И немудрено: они эпатажны, даже карикатурны с первых строк:
      «В приемном покое мне остригли лобок, дали два левых сапога, бушлат, арестантскую ушанку, вывели на крыльцо реанимации, чтобы вести в клинику, и - прощай, воля вольная! Нянечка, редкозубая козлушка, шла по обочине и все утешала:
      - Ничего, там переменят.
      И непонятно было, что переменят - мозги с утечкой или сапоги...»
      Говорят, от тюрьмы и от сумы не зарекайся. Я бы к этому добавил: и от «желтого дома», куда попал герой «Записок» Решетова, - тоже не надо зарекаться, особенно людям творческим, с обостренной чувствительностью и впечатлительностью, с не защищенной циничным равнодушием психикой. Уверен, что полностью отождествлять героя этих набросков с их автором нельзя. Да, Алексей Леонидович трижды был лежальцем дома скорби, но его записки, относящиеся к 1973 и 1980 годам, трудно назвать дневниками. Имена и фамилии в них в большинстве изменены - отнюдь не из-за слабой памяти поэта. События перетасованы, как карты в колоде. Преувеличенность, гиперболизация чувствуются во всем: в описании обстановки, в характеристиках больных и медперсонала, в речи персонажей, даже в настроении.
      По сути, это черновые наброски к болевому, яркому произведению об изнанке жизни. Но и во фрагментарном виде они потрясают читателя безоглядной искренностью, меткими наблюдениями. «Старые липы черны, казалось, что и листья у них родятся черными», «небо в красных трещинах...» Или такое эссе: «На клумбе проклюнулись настырные многолетки, и были прекрасны отбитые темно-красные грани кирпича, напитанные снежной водой и оклеенные зеленым плюшевым мхом. И черная смоль грачей, и лазурь неба, ни разу еще не нахмурившаяся с тех пор, как народилась. Бабы в треуголках из газеты на прогулках. Будто навкалывался на смене и влез под горячий душ - так приятна внешняя теплота. Старые столбы в черных ссадинах от монтерских когтей».
      Вкусная проза поэта! Вот он беседует с нянечкой:
      - Садик у вас хороший, сирень скоро зацветет.
      - Корова ляжет, хвост протянуть негде. Я и говорю: живи до сирени...
      Прочел я это и зримо представил весну 1973 года, наш с писателем Николаем Вагнером визит в больницу на улице Революции к лечившимся там Владимиру Радкевичу и Алексею Решетову. Вспомнились и кусты сирени, под которыми Алексей встречался с Верой Болотовой - своим идеалом женской красоты. Этот больничный садик контрастировал с духом больницы так, что я тогда написал стихи, посвященные Радкевичу:
      Гостинец скромный:
      сыр да финики,
                  да сигарет
      без фильтра пачка...
      Сирень в ограде
            нервной клиники -
      белей, чем белая
                  горячка...

      В «Записках из «желтого дома» Решетов весьма точно передает впечатления от встречи с Радкевичем в стенах «бревенчатой шкатулки человеческих бед и сломанных иллюзий»:
      «Радкевич. Выписали, но через неделю опять уложили. Делал ремонт, сложил книги в ванну. Краны были открыты, пустили горячую воду, и они поплыли и сварились, пока поэт опохмелялся. Сейчас лежит в другом отделении: маниакально-депрессивный синдром. Рухнул очень заметно: вставную челюсть носит в кармане и при разговоре брызжет слюной на слушателей, говорит с врачами обычно матом...»
      Неприятный портрет, причем про мат - сильное, на мой взгляд, преувеличение, поскольку Владимир Ильич ненормативной лексики чурался, даже в эпиграммах. Мне кажется, что про его матерные беседы с врачами - для красного словца, для завершенности портрета - не человека, а болезни. Нелестные, однобокие характеристики медперсонала и больных, натурализм в описаниях снижают общий уровень «Записок из «желтого дома». Поэтому некоторые критики считают, что эту вещь не следовало включать в собрание сочинений.
      Категорически не согласен. Не надо «приглаживать» классиков, придавать их образам некую сусальность, а в том, что лирика Решетова - классика, у меня сомнений нет. Подобного мнения придерживается и доцент Лев Зиновьевич Трегубов - заведующий кафедрой психиатрии, наркологии и медицинской психологии ПГМА. Возвращая мне томик прозы Алексея Леонидовича, он сказал буквально следующее:
      - «Записки...» прочел с интересом, вниманием и удовольствием. Считаю: все, что написано мастером такого уровня, как Решетов, надо публиковать. Да, в 1973 году я был его лечащим врачом. Кроме моих имени, отчества и фамилии, все имена медперсонала и больных автором изменены. Он блюдет тайну, чувствует ответственность перед людьми и словом. Где-то он описывает события и характеры точно, где-то - чуть не так, как было в реальности, где-то - совсем не так. Характерологические наблюдения нарочито заострены, подчас даже придуманы - смешно, занятно, интересно.
      Что истинно, так это описание собственного состояния - состояния больного. И жалеет он себя чересчур, и естественный душевный надлом мучит, и друзья, в заботе о нем положившие его в клинику, видятся предателями. А эти «предатели» любят его, приходят попроведать, приносят передачи. «Записки» могут служить хорошей иллюстрацией, учебным пособием в лекциях для студентов-медиков.
      - Лев Зиновьевич, а врачам не обидно читать нелестные отзывы о себе?
      - На больных не обижаются. А Решетов был болен. В строгом смысле психической болезни, кроме алкоголизма, у него не было. Начинался алкогольный психоз - «белая горячка». Поэт сам пишет об этом: «Я пил много дешевого вина, и шнурки стали выползать из дырочек ботинок и ползать всю ночь по комнате. Так я попал в дурдом».
      Госпитализировать его следовало по жизненным показаниям, и «друзья-предатели» - Роберт Белов, Олег Селянкин добились, чтобы Алексея положили в клинику.
      Читать «Записки...» занятно: много острых, точных характеристик. Я кое-что из того времени забыл, а Решетов - напомнил, причем метко и живо. Убежден: написанное им - не дневниковая фиксация фактов, а почва для беллетристического произведения, его эмбрион. Писатель и в больнице остается писателем, набирается впечатлений. Поэтому и гротеск - туалет со стеклянной дверцей, и унитаз, с которого можно было, покуривая, смотреть телевизор, работающий в столовой. В общем, убойные картинки а ля Швейк в сумасшедшем доме. Кстати, и душевный надлом в описаниях преувеличен.
      Ценность набросков Решетова от этого не снижается. Описание душевной болезни в произведении не должно слепо следовать учебнику, и тогда оно получается в большей степени правдивым - художественно. Вспомним «Черного монаха» Чехова, «Записки сумасшедшего» Гоголя, «Красный цветок» Гаршина или практически всего Кафку, которого Решетов любил. В пору лечения у нас с ним были долгие беседы. И потом мы оставались добрыми знакомыми, я иногда перечитываю подаренные им книги. И очень жалею, что негде купить его трехтомник. Ведь даже в «сыром» виде его ранее не публиковавшиеся «Записки из «желтого дома» оставляют глубокое впечатление.
      После разговора с Трегубовым я позвонил в Екатеринбург вдове Алексея Леонидовича Тамаре Павловне Катаевой, которой пришлось завершать начатую самим поэтом трудную работу составления собрания сочинений.
      - Алеша сомневался, печатать или не печатать «Записки из «желтого дома», - отвечая на мой вопрос, сказала она. - В конце концов решил включить их в том прозы: мол, пусть моя жизнь в дурдоме будет уроком для выпивох. Однако считал «Записки...» сырыми, надеялся «довести до ума». Не успел, умерев на больничной койке 29 сентября 2002 года. Постоянная потребность и привычка к общению с ним, заботе о нем - толкали меня делать что-то для него, продолжать «разгребание» архивов Алеши. Это давало иллюзию его живого присутствия.
      Первый раз в «дом скорби» он попал в 1960 году, когда трагически погиб Бетал. Алешу в невменяемом состоянии нашли на березниковском кладбище, у могилы брата. Он словно окаменел, не воспринимал окружающее, углубился в свое горе. Алешу положили в местный психиатрический диспансер, главным врачом которого была доктор Черепенина. В «Записках» упоминается о ней одной строкой.
      Годы, даты в них перепутаны, поскольку впечатления очень одинаковы, информация сборная, накопившаяся за годы. Многое там читается не в строках, а между ними, потому что записи относились к советскому периоду. А тогда правду о психушках не писали. Я благодарна всем, кто способствовал и помогал изданию трехтомника Алеши - лучшего лирика России Алексея Решетова.
  НА ПЕРВУЮ СТРАНИЦУ  ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ  ОБСУДИТЬ В ФОРУМЕ

Поиск по сайту:       
, 13 2019г. Московское время 07:45.
Газета выходит во вторник, четверг, пятницу, субботу.
© ЗАО «РЕДАКЦИЯ ГАЗЕТЫ «ЗВЕЗДА»™   E-mail: gazeta@zvezda.nevod.ru
© OOO «НЕВОД LTD»™   E-mail:
info@nevod.ru
Программирование: Алексей КОСТАРЕВ.   E-mail:
kaf@nevod.ru
Дизайн, html и концепция сайта: Владимир СОЛОВЬЕВ.   Персональный сайт:
http://svg.nevod.ru
Главный редактор газеты «Звезда» Сергей ТРУШНИКОВ.
Редактор приложения «Звезда-online» Мария КАЛИНИНА.   E-mail:
smasha@mail.ru
При перепечатке материалов и использовании их в любой форме,
в том числе и в электронных СМИ,
а также в Интернете, ссылка на газету «ЗВЕЗДА»™ обязательна.
Мнения авторов публикаций могут не совпадать с позицией редакции.
Материалы приложения «Звезда-online» редактируются
и в деталях не совпадают с текстами газеты «Звезда».