15 января 2008 года
Первая страница
Первое апреля на НЕВОДЕЦентр экстремальной журналистики«Ставропольская правда» в сети!Экономический еженедельник
2010! > НОВОГОДНИЙ ВЫПУСК > Губернские сказки
ПРЯМАЯ РЕЧЬ > Реплика > «Докатились до шнурков»
ПРЯМАЯ РЕЧЬ > Мнение > «Привет из будущего»
ТАЙНА ОСТРОВА УДД > Отрывки из книги
  
«ЗВЕЗДЕ» — 90 ЛЕТ!
О нашей
газете
РЕКЛАМА
Коммерческое
предложение
«С»
Специальное
приложение
ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ
Главный редактор
Сергей Трушников
ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ
Журналист
Константин Шумов
ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ
Журналист
Наталия Семенова
СКАЛОЗУБ
Поэт
Харитон Моржов
new ПОДПИСКА
Любые варианты
на выбор
ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК
Напишите письмо
в редакцию
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Ссылки на
полезные сайты
АРХИВ ГАЗЕТЫ
По дате выпуска
< Январь 2008 >
ПнВтСрЧтПтСбВс
 010203040506
07080910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
СТАРАЯ ВЕРСИЯ
Архив газеты
до 17 июля 2001г.
   
« !..», .
подробнее …
   
. «-» - «» () - 83:79. , - .
подробнее …
   
, . 44- .
подробнее …
« »
: . .
Разговор с художественным руководителем Пермского театра оперы и балета Георгием Исаакяном
. , , , - -. , , 16 «» . .  18- - . « » « ». , .
, , , , .

- Пермский балет часто гастролирует за рубежом. Оперная труппа - гораздо реже. И вдруг... С оперой труднее пробиться на мировую сцену?

- Безусловно, с оперной продукцией выходить на мировой рынок гораздо сложнее. По нескольким причинам. Во-первых, опера не столь мобильна, как балет, опера требует большого состава хора, оркестра - она всегда крупногабаритна. Соответственно увеличиваются затраты на гастроли. Недаром в мире с оперными спектаклями работает гораздо меньшее количество импресарио и агентств, чем с балетом. Во-вторых, бренд русского балета выращивался многие десятилетия, в него вложены большие деньги еще в советское время - и сейчас мы по существу живем на этом золотом запасе. С оперой по-другому - есть бренды театров, но такого мирового бренда, как «русская опера», не существует. Известны отдельные названия. Например, на Западе знают оперу «Борис Годунов», она идет на сценах. Из Чайковского - «Евгений Онегин», «Пиковая дама». XX век - лишь великаны музыки Шостакович и Прокофьев. Ну и вс╦. Так что один из наших порывов внутри проекта с «Карнеги холл» - это, пусть и нагло звучит, восстановление исторической справедливости и попытка вернуть полного Чайковского в мировой музыкальный контекст. Ведь симфонический, инструментальный Чайковский - один из самых исполняемых. Балеты его - чемпионы среди чемпионов. А вот его оперы на Западе малоизвестны.

- Как оказалось, что вам предоставляется сцена первой мировой величины? Не будем обольщаться, у пермского театра нет имиджа Большого или Мариинки, и ни один провинциальный российский театр, по вашим же словам, в «Карнеги холл» не выступал.

- История такая. Уже лет десять мы сотрудничаем с базирующейся в Лос-Анджелесе и возглавляемой нашим бывшим соотечественником Игорем Левиным компанией «Hollywood Enter-tainment Group», именно по ее приглашению не раз гастролировали в США наши балеты и оркестр. Во время предыдущих гастролей мы как раз обсуждали дальнейшие планы, говорили о 135-летии театра. И вдруг в разговоре наши партнеры загорелись: 135 лет существования театра для Америки фантастическая цифра, у них нет ни одного такого театра, и «Карнеги холл» младше нас. Родилась идея соединить юбилейную дату театра имени Чайковского и «Карнеги холл», который в свое время открывался концертом с участием русского композитора, дирижировавшего оркестром (это было единственное заокеанское турне Петра Ильича).
Когда в Нью-Йорке обсуждали детали, пиар-агентством было высказано: если приехать с одним концертом, то никто не успеет даже узнать о нем. Там ведь каких только нет афиш - каждый день звезды не просто мировой, а космической высоты. И чтобы привлечь внимание нью-йоркской публики и критики, надо показать нечто эксклюзивное. У нас это русский театр, привезший русскую оперу в какой-то неожиданной интерпретации.

Мы долго перебирали, что показать. Я, честно сказать, агитировал за «Клеопатру», но американцы настаивали, что это должно быть русское название. Тогда-то и выкристаллизовалась мысль с «Мазепой».

- Ваши импресарио не испугались, что вы на той сцене новички и русская опера во многом тоже?

- Это, конечно, очень рискованный проект. Признаться, в своей жизни я осуществлял много сумасшедших проектов, но мне никогда не было так страшно, как сейчас. Потерпеть неудачу в Нью-Йорке, в «Карнеги холл» было бы для меня очень тяжелой вещью.
Разумеется, мы стараемся выстроить программу так, чтобы она наиболее эффектно преподнесла и театр, и артистов, и музыкантов. Мы откопали какие-то раритетные арии, сцены. Много репетируем. Специально пригласили нескольких музыкантов из разных городов, которые должны увеличить наш оркестр - самый маленький из оркестров академических театров страны (в свое время утвердили такое штатное расписание - 70 человек, и невозможно добиться иного).

- Чего боитесь? Зритель не придет? Критики разругают?

- Всего боюсь. В первую очередь - что мы не покажем всего того, что можем. Перемена времени, огромный трансатлантический перелет, другие условия - что только не отражается на состоянии артиста. И у нас очень короткий срок для адаптации.

Понятно, для Нью-Йорка, перекормленного суперзвездами, пермский театр - неизвестный театр. Естественно, мы разослали приглашения. Будут почетные гости: посол России при ООН с сотрудниками своего посольства, надеемся, мэр города. Из Сан-Франциско летит Наталья Макарова. Будем рады видеть Эрнста Неизвестного. В полученном мною листе приглашенных журналистов и критиков - десятки имен от солидных американских изданий, мало не покажется. В эти дни в Нью-Йорке будет проходить юбилейная ассамблея продюсеров и промоутеров США - очень рассчитываем на их внимание.

- Почему «Весь Чайковский»? Что стоит за этим названием концерта в «Карнеги холл»?

- Нет, это рабочее название, свой концерт мы обозначили «Чайковский известный и неизвестный». Берем несколько популярных сцен и арий, поскольку для публики всегда важна радость узнавания. Но следом открываем менее известные и совсем не известные.
Процентов на семьдесят программа состоит из неизвестных на Западе вещей: арий и сцен из опер «Опричник», «Черевички», «Чародейка», «Орлеанская дева», «Иоланта». И тут тоже заложен огромный риск. Наши американские партнеры ужасно нервничают, не видя сцену письма Татьяны, арию Онегина... И мы с ними много спорили. Ну поет Доминго арию Онегина на плохом русском языке, ну и зачем с ним соревноваться. Если мы русский театр, представляющий русскую оперу, то и привезти должны такое, что здесь не слышали, не пробовали.

- А для вашего театра и его артистов насколько это новое?

- И для артистов во многом эта музыка непетая, для музыкантов - неигранная. Вплоть до того, что какие-то вещи нам самим пришлось оркестровать, какие-то ноты доставать в Москве и Санкт-Петербурге. К примеру, будет исполняться чудесный дуэт из «Ундины», незаконченной оперы Чайковского, музыку которой он потом использовал в «Лебедином озере». Начинает звучать «Лебединое», и вдруг на нем пение. Ощущение по крайней мере неожиданное. И таких неожиданностей множество.
Мы очень долго думали, отбирали, до хрипоты спорили. Может быть, мы слишком серьезно ко всему относимся, может, шоу-бизнес требует легкости и наглости, когда из мусора собирается конфетка. Однако у этой конфеты вкус-то останется мусорный.

- Чем вы все-таки хотите «купить» публику «Карнеги холл»?

- Это как бы банальность, но тем не менее. Прежде всего, тайной русской музыки и тайной русской души. Потому что русскую музыку никто лучше тех, кто родился и вырос внутри этой культуры, воспроизвести все равно не может. Один из питерцев, побывавший на нашем балетном спектакле, сказал: «Теперь я понимаю, что такое настоящий русский балет». Неиспорченность - ее мы считаем одной из главных черт нашего театра. Так сложилось, может быть, в силу отдаленности от столиц, некоторой изолированности Перми. Ведь порча шоу-бизнесом, современным циничным отношением, дутыми репутациями в сегодняшнем искусстве очень широко имеет место. В сравнении с этим, думаю, наше творчество должно произвести впечатление на американскую публику.
А главное - те вера, самоотдача и искренность, с которыми работают наши артисты, не могут не подкупать. К сожалению, работаем мы не за деньги. Работаем за любовь к искусству. И раз уж нас считают третьим театром страны, то мы должны соответствовать. Если не финансово, то творчески.
Думаю так: всегда надо ставить перед собой невыполнимые задачи. Планка должна быть выше твоих возможностей. Только тогда ты будешь прыгать высоко. А если планку все время занижать, то скоро не только прыгать, но и ходить разучишься.

- В Нью-Йорк вы летите. Двести человек, инструменты, костюмы, декорации. Это какой же нужен самолет?

- Ни одна авиакомпания не могла нам дать двести мест на один самолет. Летим тремя самолетами, что создает свои трудности. Мало того, все участники поездки ездили в Екатеринбург в консульство США на индивидуальное собеседование для получения виз. Декорации к «Мазепе» отправили еще месяц назад морем, так как везти все с собой невозможно, и сейчас наш корабельный контейнер находится на подходе к Нью-Йорку. В общем, организационно - безумные усилия. Финансово - огромные затраты. Часть их покрывает американский импресарио, но это не коммерческий проект. И если бы не финансовая поддержка правительства Пермского края и «ЛУКОЙЛа», эта поездка просто бы не состоялась.

- А сколько она будет стоить?

- Мы пока еще не считали. Но когда в Нью-Йорке сядем и соберем все затраты импресарио, приплюсуем наши расходы, думаю, это будет очень большая сумма.

Вчера мне прислали снимок: наша афиша висит на фасаде «Карнеги холл». На ней написано: «Правительство Пермского края представляет...» Мы сразу намечали, что это не просто концерт театра, а презентация Пермского края в деловой столице мира. В буклете, который специально напечатан для распространения среди наших нью-йоркских зрителей, на карте мира обозначен один город - Пермь. Пора ей громко заявлять о себе.

- Давайте ответим тем, кто спрашивает: правда ли, что, как ходят разговоры, вместе с артистами в Америку отправляются и их родственники, и малые дети, и чуть ли не няньки?

- Хочу услышать конкретно хотя бы об одном случае, когда такое было. Говорить же можно о чем угодно. Извините, у нас руководитель балета рыдает на зарубежных гастролях, скучая о своей маленькой дочери. Но мы ни разу не позволили себе везти кого-либо из не участвующих в выступлениях. Было, когда солисты театра брали кого-то за свой счет - однако это тоже исключение, раз в сто лет.

Такое распространяют злые, завистливые люди. Они в большом количестве вокруг театра.

- А из краевого правительства с вами кто-то едет?

- Очень надеюсь, что кто-то соберется. Знаю, что Бухвалов вчера получил американскую визу. Мне бы хотелось, чтобы, когда я буду говорить со сцены «Карнеги холл» слова благодарности Пермскому правительству, кто-либо из него в зале был. Ведь, повторюсь, это не просто выступление театра.

- В заключение - что для вас эта поездка?

- Думаю, наша американская история - уникальный случай. Не знаю, в ближайшие пятьдесят лет возьмется ли кто-то повторить ее. Как я уже говорил, в ней колоссальный риск, и в искусстве никто не застрахован от провала. Вместе с тем именно рискованные вещи двигают творческую жизнь вперед.

Для нас это огромное испытание и одновременно - огромный скачок. Очередная ступенька при восхождении на Олимп, к которому нас порой причисляют. Но на нем нельзя поселиться на ПМЖ, он постоянно уходит от тебя, и ты должен все время к нему двигаться. А если остановиться - через сезон про нас просто забудут.

НАША СПРАВКА

Один из самых крупных концертных залов США «Карнеги холл» открылся в 1891 г. Известный промышленник и филантроп Эндрю Карнеги вложил в его строительство два миллиона долларов, что составило десятую часть сметной стоимости. После смерти владельца здание перешло в собственность города Нью-Йорк.

В «Карнеги холл» - три тысячи зрительских мест. Здесь большой и малый залы, а также еще около 200 помещений.

Получить приглашение выступить в «Карнеги холл» - великая честь. Его сцена принимала таких композиторов и певцов, как Дворжак, Тосканини, Малер, Штраус, Рахманинов, Карузо, Крейслер и др. Здесь часто проходят мировые премьеры симфонических концертов, опер, джазовых и эстрадных программ.

Впервые в 2005 г. новый сезон в «Карнеги холл» открыл российский коллектив - симфонический оркестр под управлением Юрия Темирканова из Санкт-Петербурга. Недавно тут прошел сольный концерт молодой российской певицы Анны Нетребко. Правда, критика ее не пощадила: мол, даже великолепная акустика зала не могла скрыть недостатка мастерства примы.

  НА ПЕРВУЮ СТРАНИЦУ  ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ  ОБСУДИТЬ В ФОРУМЕ

Поиск по сайту:       
, 23 2019г. Московское время 08:16.
Газета выходит во вторник, четверг, пятницу, субботу.
© ЗАО «РЕДАКЦИЯ ГАЗЕТЫ «ЗВЕЗДА»™   E-mail: gazeta@zvezda.nevod.ru
© OOO «НЕВОД LTD»™   E-mail:
info@nevod.ru
Программирование: Алексей КОСТАРЕВ.   E-mail:
kaf@nevod.ru
Дизайн, html и концепция сайта: Владимир СОЛОВЬЕВ.   Персональный сайт:
http://svg.nevod.ru
Главный редактор газеты «Звезда» Сергей ТРУШНИКОВ.
Редактор приложения «Звезда-online» Мария КАЛИНИНА.   E-mail:
smasha@mail.ru
При перепечатке материалов и использовании их в любой форме,
в том числе и в электронных СМИ,
а также в Интернете, ссылка на газету «ЗВЕЗДА»™ обязательна.
Мнения авторов публикаций могут не совпадать с позицией редакции.
Материалы приложения «Звезда-online» редактируются
и в деталях не совпадают с текстами газеты «Звезда».
 

skoda .