20 октября 2009 года
Первая страница
Первое апреля на НЕВОДЕЦентр экстремальной журналистики«Ставропольская правда» в сети!Экономический еженедельник
2010! > НОВОГОДНИЙ ВЫПУСК > Губернские сказки
ПРЯМАЯ РЕЧЬ > Реплика > «Докатились до шнурков»
ПРЯМАЯ РЕЧЬ > Мнение > «Привет из будущего»
ТАЙНА ОСТРОВА УДД > Отрывки из книги
  
«ЗВЕЗДЕ» — 90 ЛЕТ!
О нашей
газете
РЕКЛАМА
Коммерческое
предложение
«С»
Специальное
приложение
ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ
Главный редактор
Сергей Трушников
ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ
Журналист
Константин Шумов
ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ
Журналист
Наталия Семенова
СКАЛОЗУБ
Поэт
Харитон Моржов
new ПОДПИСКА
Любые варианты
на выбор
ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК
Напишите письмо
в редакцию
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Ссылки на
полезные сайты
АРХИВ ГАЗЕТЫ
По дате выпуска
< Октябрь 2009 >
ПнВтСрЧтПтСбВс
   01020304
05060708091011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
СТАРАЯ ВЕРСИЯ
Архив газеты
до 17 июля 2001г.
   
. 12,5 , .
подробнее …
   -
. « ». . N7, « ».
подробнее …
   
, , . ...
подробнее …
   
. N67 - .
подробнее …
   
- « - », , , .
подробнее …
   
, « - ». , .
подробнее …
   
, . «»: , , .
подробнее …
   
70 ! .
подробнее …
« »
: .
Как меня лечили «от сердца»
. . - . . - ... 
, - , . «» - - . Бригада работает в бешеном темпе, при этом все делается не только быстро, но с шутками-прибаутками. Врач ставит предварительный диагноз - стенокардия.

- До инфаркта маленько не дотерпел, - участливо улыбается фельдшер. - Ты уж не обессудь, с давлением у тебя плоховато, я сейчас введу препарат, который его вмиг до младенческих показателей опустит. Только через час как пьяный ходить будешь - у мужиков почему-то всегда так случается...

Мне все становится по барабану, еле-еле собираюсь в больницу. Через десять минут, уже в приемном покое, чувствую, как загадочный препарат растворяется в крови и начинает хулиганить. В тот же самый момент получаю от дежурной медсестры какие-то бумажки, прихватываю пакет с собранными в спешке вещами, куртку, переобуваюсь и замираю в ожидании - быстрее бы в койку. Предутренний час Быка, в который чаще всего людей настигает инфаркт. Или вот-вот настигнет...

Из объяснений дежурной медсестры выясняю, что мне надо топать в соседний корпус на четвертый этаж через второй и третий этажи разных корпусов и переход. Понимаю, что, даже будучи в полном порядке, неизбежно бы заблудился. Но обреченно отправляюсь в путешествие. До «терапии» добираюсь около получаса. По дороге, даже не помню на каком этаже, бужу медсестру просьбой о помощи. Отправляемся вместе. На «моем» этаже дежурная Оля забирает бумаги, вручает постельное белье и отправляет в палату.

В палате в темноте пытаюсь застелить постель своими силами, с грохотом уронив стул. Нащупываю и пытаюсь приподнять подушку. Ощущение, что весит она не менее ста кило (на следующий день выясняю, что значительно меньше - около семи). Мужики советуют включить свет - все равно уже проснулись. Пытаюсь нащупать выключатель на стене у двери, не получается. «Выключатель в коридоре», - слышу реплику с одной из кроватей. Только тут вспоминаю свой больничный опыт четвертьвековой давности. Двери во всех палатах открываются внутрь, и замков на них нет. Тут же получаю дверью по лбу - сердобольная медсестра Оля приходит на помощь. Худо-бедно совместными усилиями застилаем постель, а Оля еле сдерживает хохот - вместо простыни в потемках я постелил пододеяльник, а жиденькое одеяло пытался затолкать в наволочку.

Без сил валюсь в койку. Медсестра Оля идет досыпать в сестринскую - экран сотового показывает, что час Быка давно уже миновал - скоро рассвет. Только-только пристраиваюсь, как вдруг не замеченный мною холодильник включается с шумом взлетающего истребителя. Потом прямо под ухом раздаются протяжные и очень громкие стоны. Оказывается, в соседней палате кому-то стало плохо. Наконец воцаряется обманчивая тишина. Но она рушится от грохота в коридоре - кого-то из больных везут на кресле-каталке...

Забыться сном удается только минут за пятнадцать до пронзительного крика: «Больные, на завтрак!» Ситуация очень напоминает мне рассказ Михаила Зощенко. Но сколько же с тех времен воды утекло! И ни-че-го не изменилось.

Хмурое утро

В столовой полно народу, разнокалиберные стулья, колченогие столики - клоны столиков из забегаловок времен развивающегося социализма. Салфеток и скатерок (ишь чего захотел!) не наблюдается. Шустрые и не очень старушки отодвигают меня в сторонку от очереди: «Вечно эти мужики вперед норовят пролезть. Лишь бы нажраться побыстрее».

Наконец добираюсь до раздачи. Оказывается, еда мне положена, хотя и «не ночевал». Как положены и казенные стакан с ложкой. В тарелке оказывается серая овсянка с голубоватым отливом. Как изящная презентация блюда - жидкий кружок сладенького творожка. Кстати, дома попытался найти через Интернет похожий рецепт. Нашел, только интернет-овсянку варят с творогом, орехами и сухофруктами, а приправляют горным медом. Подозреваю, что в больничной овсянке соблюдены все нормы калорий и питательных веществ, но поварам не до вкусовых ощущений. Еда должна быть здоровой - во-первых, во-вторых и в-третьих. И не обязательно вкусной.

У процедурной, куда направляюсь узнать про назначения, притулилась старушка с клюкой.

- От чего лечишься?

- Пока не знаю. Говорят, стенокардия.

- Значит от сердца, а не от живота.

Определение веселит. Становится интересно, «от чего» будут лечиться больные, диагноз которым ставит проктолог, психиатр или гинеколог. Психиатр, понятно, «от головы», а вот остальные... От медсестры узнаю, что назначений еще не сделали, но «на кардиограмму» и «кровь из вены» отправляет. Обе процедуры производятся в соседнем корпусе. Кардиограммы снимают почти под крышей, надеюсь, лифт имеется, а то сердешникам подниматься на верхотуру на своих двоих просто вредно для здоровья. На первом этаже узнаю, что лифты есть, но работает один, который останавливается только на нечетных этажах. Попутчицы-медсестры весело щебечут и замечают: «Мы нашего старичка очень любим, стараемся не перегружать. И молимся, чтобы не сломался». Не сразу понимаю, что речь идет о лифте.

После «крови из вены» и кардиограммы, вновь поплутав по коридорам больницы, возвращаюсь на свой этаж.

Утоли мои печали

В палате устраиваюсь в койку и пытаюсь уснуть. За стенкой какая-то женщина монотонно, но громко излагает соседкам всю свою несчастную жизнь. Понимаю, что с таким надрывом и такой искренностью могут изливать душу только случайным дорожным попутчикам, сокамерникам и коллегам по болезни. А тут еще санитарка начинает протирать пол...

С обходом появляется врач, быстро спроваживает домой одного из соседей - Петра. Присаживается к моей койке. Пытаюсь осторожно пожаловаться ему на ночные неприятности.

- Ничего не попишешь, - утешает Сергей Лазаревич. - Когда «сверху» спустили директиву о сокращении штатов, руководство больницы решило уволить санитарок и медсестер. Проводить вас было просто некому. У нас и так единственный дежурный терапевт на четыре корпуса и 550 больных, и в отделениях по одной сестре дежурит.

Претензии заталкиваю себе обратно в глотку. После обхода пытаюсь уснуть на гигантской подушке, а сосед дядя Ваня отправляется на променад. Несмотря на свои два инфаркта и семьдесят лет бывший шофер не теряет оптимизма. Ждет сейчас одного - нужен кардиостимулятор, а на него очередь большая. Сосед возвращается минут через двадцать. Тихо присаживается на свою кровать и пытается читать Пришвина.

- Что-то случилось? - спрашиваю сквозь полудрему.

- Ничего особенного. Пока по коридору гулял, на каталке из палаты бабушку вывезли. В одеяло завернутую. И тихо так вывезли, чтобы больных не пугать.

- Почему именно бабушку?

- А молодух у нас раз-два да обчелся. Старухи в основном лежат нищие. Сейчас вообще наплыв будет. Как урожай на участках-дачах уберут, все болячки у них и полезут.

- Почему обязательно нищие?

- А ты богатых старух в России встречал когда-нибудь?..

Не по себе... Иду в коридор. Там сталкиваюсь с молодым православным батюшкой. Отец Валерий пришел соборовать бабушку из палаты напротив. Он же и пояснил, что на втором этаже есть молельная комната в честь иконы Божьей Матери «Целительница». Спускаюсь на два этажа. Комната и впрямь есть, только она закрыта - помолиться можно три дня в неделю.

Возвращаюсь в палату, а там меня уже поджидает медсестра Наташа. С капельницей. То, что доктор прописал. Пока Наташа прилаживает и регулирует капельницу, разговариваем.

- Пациентов надо любить, - утверждает медсестра. - Но иногда такие вздорные попадаются, что хоть всех святых выноси. У нас ведь белья качественного на всех не хватает, кому-то старенькое, но еще доброе и чистое, достается. Вот бабушки и начинают отношения выяснять - почему у Петровны махровое полотенце, а у Ивановны - вафельное. Бывает и вовсе смешно. Почему Петровне пять уколов ставят и три таблетки дают, а у Ивановны всего один укол, капельница и две таблетки. Вот Ивановна и требует, чтобы ей больше уколов ставили и больше таблеток давали - как Петровне... Намаешься с такими бабульками, а за вс╦ про вс╦ на полторы ставки пять тысяч на руки получаешь...

Вредные элементы

На четвертый вечер, уже ближе к ночи, начинается кошмар. В кресле-каталке незнакомая санитарка и Оля привозят в палату нового больного. Слова: «Вот вам элемент - асоциальный», - настораживают. Но уже с порога все становится ясно - от Элемента разит, как от помойки. Переложенный на койку, бомж начинает яростно чесаться. Оля и санитарка быстро ретируются. Элемент нечленораздельно ворчит и пытается качать права - мое место у окна ему нравится намного больше. Час проходит для нас в бесплодных попытках уснуть.

И тут как спасение в дверях возникает та самая санитарка. «Собирайся, элемент, купаться будем». - «Куртку прихватите», - чуть не кричу я. «Нешто она тоже купаться будет?», - удивляется Элемент. «И ее выкупаем», - заверяет санитарка. Подремать нам удается только час. Санитарка укладывает Элемента, одетого в старенький, но чистый хирургический костюм, на койку и слышит в ответ вполне человеческое «спасибо». На этом набор добрых слов заканчивается. Элемент вновь начинает яростно чесаться и качать права, вонь почему-то возвращается. Свои потерянные кроссовки он долго призывает громким, на весь этаж, голосом. Потом пытается найти обувь... в холодильнике, в коридоре. Мы с надеждой прислушиваемся к звукам - вдруг Элемент перепутает палаты, и нервные старушки прошибут ему башку. Тогда - прямая дорога в «хирургию». Увы, Элемент, пусть с трудом, но находит свою койку.

После ночи без сна узнаем, что знакомый уже доктор нас бросил - в отпуск ушел. Вместо него врачует больных милейшая Елена Сергеевна. Набравшись мужества, пытаюсь отпроситься у нее домой.

- Понимаю вас хорошо, - косится Елена Сергеевна в сторону ворчащего без конца Элемента. - И отпускаю, но при условии, что будете режим и диету соблюдать. А с вашим соседом мы уже не впервые встречаемся. Он раз по десять в году у нас отдыхает. Пенсию пропьет, на остановку выползет, ляжет там на лавочку и начинает стонать. Сердобольные граждане «скорую» вызывают, а «скорая» к нам везет. Пока анализы возьмем и обследуем, он помоется, подкормится, здоровье подкрепит. Но больше трех дней держать без документов не можем.

Обрадованный, малодушно сбегаю домой. На следующее утро, в субботу, понимаю всю глубину своего предательства. Народ кучкуется у процедурной. Из обрывков разговоров восстанавливаю картину минувшей ночи. Тридцатилетний молодой человек, подружившийся не то с «белочкой», не то с «наркошей», прокурил насквозь свою палату и построил баррикаду из тумбочки, стула и кровати, обороняясь от инопланетян. Ночью он бродил из палаты в палату и тихим голосом окликал своего потерянного друга. Женщины отвечали ему особенно громкими криками.

- А вдруг кого ножиком пырнет, - пугается Семен из гастроэнтерологии. - Я так долго добивался, чтобы меня на обследование положили, а этот придурок сразу попал. Меня участковый врач пытался лечить пару месяцев - и то предлагал, и другое. Потом добрые люди объяснили, что пока я у него лечусь, деньги в поликлинике остаются, а направь он меня в стационар, деньги вместе со мной уйдут. Какой же идиот такое удумал?!

- Мало ли у нас идиотов... - философски изрекает дежурный терапевт Валерий Михайлович. - Таких в больнице сейчас чуть не половина! Ладно, сейчас приму свои меры, мне терять нечего... Я уже на пенсии, только работать некому, вот и попросили помочь. Смешно - со своим тридцатилетним стажем шесть тысяч получаю.

Валерий Михайлович уходит, а через некоторое время прибывает бригада из «дурки». Два дюжих мужика проходят в палату, ночью бывшую линией обороны.

- Откуда ж ты такой прибыл?

- Я вообще-то в Москве живу, а здесь проездом. У меня командировка по поискам инопланетян, - нагло врет парень, он зарегистрирован на соседней улице.

- А сейчас-то ты где находишься?

- В гостинице, только мне номер не нравится, стремный какой-то.

- Вот и ладно, давай собирайся - в другую гостиницу поедем. Пятизвездочную.

Через пять минут палата очищается, больные с облегчением вздыхают, «командированный» отправляется на Банку. И Элемента сегодня тоже домой провожают. Красота! Покой!..

В день моей выписки Елена Сергеевна заступает на дежурство по больнице. А это - 27-30 часов на ногах, короткие перекусы бутербродами или пробами с пищеблока. И ночные кошмары с прибывающими больными. Рекорд Елены Сергеевны - 16 «скорых» за ночь. Только на их прием по нормативам должно уйти около восьми часов.

Мое же лечение завершается. Могу сказать - лечили и вправду «от сердца». От всего сердца и от всей души, даже несмотря на больничную нищету и тяжелый контингент больных. Для меня сделали все, что было в силах врачей, медсестер и санитарок. Хотя и прекрасно понимаю, почему «медперсонал» просил все-таки не упоминать номер медсанчасти. Замучают чиновники внеплановыми проверками... Уж кого-кого, а проверяющих у нас никогда не сокращают!..

  НА ПЕРВУЮ СТРАНИЦУ  ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ  ОБСУДИТЬ В ФОРУМЕ

Поиск по сайту:       
, 15 2018г. Московское время 22:25.
Газета выходит во вторник, четверг, пятницу, субботу.
© ЗАО «РЕДАКЦИЯ ГАЗЕТЫ «ЗВЕЗДА»™   E-mail: gazeta@zvezda.nevod.ru
© OOO «НЕВОД LTD»™   E-mail:
info@nevod.ru
Программирование: Алексей КОСТАРЕВ.   E-mail:
kaf@nevod.ru
Дизайн, html и концепция сайта: Владимир СОЛОВЬЕВ.   Персональный сайт:
http://svg.nevod.ru
Главный редактор газеты «Звезда» Сергей ТРУШНИКОВ.
Редактор приложения «Звезда-online» Мария КАЛИНИНА.   E-mail:
smasha@mail.ru
При перепечатке материалов и использовании их в любой форме,
в том числе и в электронных СМИ,
а также в Интернете, ссылка на газету «ЗВЕЗДА»™ обязательна.
Мнения авторов публикаций могут не совпадать с позицией редакции.
Материалы приложения «Звезда-online» редактируются
и в деталях не совпадают с текстами газеты «Звезда».