23 октября 2009 года
Первая страница
Первое апреля на НЕВОДЕЦентр экстремальной журналистики«Ставропольская правда» в сети!Экономический еженедельник
2010! > НОВОГОДНИЙ ВЫПУСК > Губернские сказки
ПРЯМАЯ РЕЧЬ > Реплика > «Докатились до шнурков»
ПРЯМАЯ РЕЧЬ > Мнение > «Привет из будущего»
ТАЙНА ОСТРОВА УДД > Отрывки из книги
  
«ЗВЕЗДЕ» — 90 ЛЕТ!
О нашей
газете
РЕКЛАМА
Коммерческое
предложение
«С»
Специальное
приложение
ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ
Главный редактор
Сергей Трушников
ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ
Журналист
Константин Шумов
ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ
Журналист
Наталия Семенова
СКАЛОЗУБ
Поэт
Харитон Моржов
new ПОДПИСКА
Любые варианты
на выбор
ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК
Напишите письмо
в редакцию
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Ссылки на
полезные сайты
АРХИВ ГАЗЕТЫ
По дате выпуска
< Октябрь 2009 >
ПнВтСрЧтПтСбВс
   01020304
05060708091011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
СТАРАЯ ВЕРСИЯ
Архив газеты
до 17 июля 2001г.
   
: « »
подробнее …
   
: « »
подробнее …
   
, , .
подробнее …
   
U .
подробнее …
   
« » .
подробнее …
   
, - « ».
подробнее …
: .
Список Гордона
: , , . . , - . 
, , , , . - : . : « , , , : ». Ощущение мое материализовалось: на первом канале возникла телепередача с подтверждающим названием «Гордон Кихот».

И вдруг я встретил «Гордон Кихота» на 5-м экономическом форуме в Демидково. Правда, ветряных мельниц там было до черта. Однако он с ними не боролся - он их, можно сказать, раскручивал!

Урвав времечко от обеденного перерыва, мы шуршим с Гордон Кихотом речным песком вдоль берега Камы.

- Александр, я слышал, что вы в «Останкино» бываете не часто, а только тогда, когда назревает «производственная необходимость»? Вы не любите общаться с телевизионщиками?

- Ну, разумеется. Для меня атмосфера «Останкино», как производства мусороперерабатывающего завода, очень тяжела.

- На форуме показали ролик с обращением Сергея Капицы к его участникам, где он, кроме всего прочего, назвал СМИ «преступной организацией по развращению страны». Согласны ли вы с этим утверждением?

- При всем моем уважении к Сергею Петровичу и моей нелюбви к атмосфере «Останкино» я не совсем согласен с отношением Капицы к СМИ. Видимо, его кто-то чем-то обидел. Только этим вызвано столь резкое суждение. Как телевидение - часть СМИ, так СМИ - тоже часть любого современного общества. Как в любой части этого общества, там есть и преступники, и благородные люди, и жертвы, и циничные исполнители, и палачи. Есть все. Другое дело, и в этом я абсолютно убежден, заниматься в наши времена журналистикой, если она по-настоящему журналистика, - это подвиг. Потому что искушения, соблазны и угрозы - на каждом шагу. А журналистика - одна из тех профессий, которые вообще не выносят компромисса.

- Помните стрельбу у «Останкино» в 1993-м? Я тогда работал в редколлегии журнала «Юность». Не забуду, как среагировал на обстрел тех, кто поднялся на штурм телебашни, заместитель главного редактора «Юности», известный российский фотомастер, ныне, увы, покойный Юрий Садовников. «В следующий раз, - сказал он, - я сам пойду к «Останкино» с гранатометом!» Так воспринимали и воспринимают лучшие люди страны эту телебашню. Во всяком случае, у активной части нашего народа отношение к телевидению примерно такое же, как и к нашей милиции.

- Ну, если милиция - это зло неизбежное и - хочешь не хочешь - оно в твоей жизни присутствует, то пагубы телевидения легко избежать: достаточно нажать на пульте красную кнопку «выкл». Ты можешь сам решить нужно это тебе или нет.

- Тем не менее мне, например, известно, что, оценивая свою работу на ОРТ в качестве ведущего на пару с Владимиром Соловьевым передачи «Процесс», вы охарактеризовали ее как шаг назад в вашей биографии, потому что (цитирую) «эксплуатировали самое дурное в людях - тягу к политике». Однако здесь, в Демидково, обмолвились, что этот форум больше идеологический, нежели экономический. Иными словами, получается, что Гордона так или иначе все равно использовали - пристегнули к некой политической повозке?

- Кто-то ведь должен заниматься политикой. Есть люди, профессионально к этому приспособленные и, соответственно, не приспособленные. Да, меня интересует не столько политика, сколько именно идеология. Однажды я уже говорил, что у нас на сегодня официальной идеологией являются поиски этой самой идеологии. Но лучше поиски, нежели ничего. Поэтому любую инициативу такого рода я поддерживаю.

- Мы, в основном же, все - гомо советикус. По крайней мере, вышли оттуда...

- Я точно - гомо советикус.

- Но парадокс - в другом. Люди вроде нас в свое время несомненно ощущали давление идеологии. И вот мы вроде бы освободили человеческую природу, которая доселе, пусть с оговорками, была зажата, как река бетонными берегами ГЭС, идеологической промывкой мозгов. И надеялись, что, освободив природу человека, достигнем желаемого блаженства. Однако столкнулись с такими вырвавшимися Чернобылями и ярмарками тщеславия человеческой сути, что постепенно приходим к пониманию, что природой уже не гомо советикуса, а гомо сапиенса следует управлять.

- Плох был СССР или хорош, но это был культурный проект. Мы поменяли его на экономический. Экономика в чистом виде, особенно рыночная, рассчитана на инстинкты, а не на большее и лучшее в человеке. Поэтому мы сами посеяли эти семена, а теперь пожинаем плоды. При этом нового культурного проекта в России пока не наблюдается.

- Тогда, выходит, что идеология - дело по нынешним временам просто-таки необходимое? Пришли к тому, от чего ушли.

- Само слово «идеология» нейтрально. Я, может быть, и разделяю убеждения либералов, что люди рождены равными, имея в виду равенство перед законом. Но весь жизненный опыт убеждает меня в том, что люди рождаются разными. И в процессе жизни должны сосуществовать и притираться к таким же разным личностям. Это не просто даже в семье. Что тогда говорить об обществе?! Поэтому во все времена, когда людей оказывалось больше, чем два, они либо интуитивно, либо сознательно пытались договориться, кто они такие, как и зачем живут. К сожалению, XX век показал, как легко отказаться от личностей в пользу индивидуальностей. А мы сегодня живем в эпоху индивидуальностей, которые чтут только экономическую форму договора, но абсолютно убежден, что исключительное положение России в мире, в первую очередь географическое и во-вторую историческое, диктует нам необходимость создания некоего надсоциального, надэкономического культурного проекта, который бы наделил смыслом наше вечное российское выживание.

- И, разумеется, очертить прообраз этого гипотетического проекта сложно?

- Если б я знал! Я не пророк, не мессия и не революционер.

- Тогда кто Гордон? Актер? Телеведущий? Идеолог распавшегося общественного движения «Образ будущего»? Кинорежиссер? Для меня стало вдруг откровением, что вы - знаток современной поэзии. Поэтому мой вопрос и выражает некоторую растерянность: кто вы, мистер Гордон?

- У меня проблема с самоидентификацией. В разное время моей жизни я по-разному себя называл. Сейчас бы мне хотелось называться кинорежиссером, если б тому сопутствовали обстоятельства. Но дело не в этом. Я, скорей всего, - наблюдатель. Натуралист. Мне интересно наблюдать за жизнью, при этом не ставя перед собой обязательств сделать какие-то выводы и во что-то трансформировать плоды своих наблюдений. Это своего рода активное созерцание...

- Но как это в вас совмещается?.. Созерцательность натуры и - тут я заглядываю в ваше досье - тот удивительный факт, что в свое время Александр Гордон созвал первый учредительный съезд Партии общественного цинизма с красноречивой аббревиатурой ПОЦ? Партии, которую вы впоследствии якобы продали неизвестному лицу за 3 доллара...

- Да, продал.

- Ясно, что это была бравада и шутка...

- Не только шутка. На тот момент (а речь идет о 1998 годе), именно оттого, что я сделал наблюдение о беспредельности государственного цинизма в нашей стране, нужно было что-то этому противопоставить. Даже в качестве игры. Никто из нас не живет цельной жизнью. Это, наверное, сейчас невозможно. Для того, чтобы жить цельно, люди уходят в монастыри, а из монастырей, будучи недовольными проникающим туда шумом, - в скиты и отшельничество. Разумеется, какую-то часть собственной жизни мы силы тратим, а какую-то заряжаемся. Для меня таким мощным аккумулятором является природа. Мне просто необходимо в разное время уезжать в деревню в Тверской области. Не ради охоты, рыбалки или тишины. Просто состояние созерцания для меня там самое органичное. Либо я нахожу такую подзарядку в общении с интересным мне человеком - будь то мужчина или женщина. С женщиной, конечно, интересней...

- Известно, что ваш отец Гарри Гордон - поэт, прозаик и киносценарист. Вы даже сняли два фильма по его сценариям - «Пастух своих коров» и «Огни притона». Но так получилось, что с отцом вы познакомились достаточно поздно...

- В 19 лет.

- Вот это узнавание родного отца как незаурядной личности, оно насколько вас перевернуло?

- Не могу сказать, что «перевернуло», потому что там нечему было особенно переворачиваться. В 19 лет я был довольно легкомысленным и необразованным. Но значение людей из отцовского окружения, которые мгновенно стали на долгие годы моими учителями и, может быть, даже кумирами, переоценить невозможно. Например, замечательный поэт и прозаик, покойный Ян Янович Гольцман, поэт Владимир Николаевич Леонович - люди старше меня в разы, но которым я многим обязан. Я был знаком с Александром Петровичем Межировым, которого очень любил. И это общение как-то сразу заставило меня подтянуться. А потом выяснилось, что отцовское мировоззрение, хотя мы во многом разные люди, и его ненавязчивое наставничество, служащее скорее примером, нежели чем-то другим, стали меня формировать и определили мое отношение к жизни. Кроме того, у отца есть такой достаточно сложный кодекс чести: чего можно и чего нельзя. Поскольку я пребывал в достаточно юном возрасте, это мне тоже передалось. Что касается моего интереса к поэзии, то я люблю в ней классическое направление, и всякая попытка перейти от классических образцов в постмодерн или куда-нибудь еще доставляют мне только неудобство.

И мне дорого в поэзии узнавание. Ты вдруг узнаешь в этом мире себя и потому испытываешь величайшее наслаждение, которым хочется поделиться с другими.

- Не потому ли (вот еще одна малоизвестная грань Александра Гордона!) и был создан общероссийский литературный журнал «Коростель», которым занимались ваш отец и вы?

- Не только мы и не только потому. Это был единственный в России журнал, который, пока не поссорились с одним из его редакторов, объединял в своей редколлегии Андрея Битова и Валентина Распутина. Направление журнала было простое: у нас, к сожалению, наша духовно богатая провинция часто не осведомлена о том, что есть другая богатая в этом же отношении провинция. Если люди, которые живут в Костроме и Ярославле и занимаются литературой, еще иногда как-то встречаются, то живущие в Костроме и Перми не встречаются никогда. Поэтому «Коростель» был журналом, который публиковал исключительно авторов со всей российской провинции для того, чтобы на его страницах между этими людьми возник так нужный всем диалог. И надо сказать, в журнале было очень много открытий. Если я не ошибаюсь, вышло шесть его номеров, но, к сожалению, кончилось финансирование. И мне жалко этот журнал, как, может быть, ничто другое.

- Тогда поговорим о «гордонкихотстве». Для меня появление вашей передачи стало приливом свежей крови, потому что это, во-первых, остро, во-вторых, по форме подачи - художественно. Вы ощущаете себя модифицированным героем Сервантеса? Или сама возникшая форма передачи породила имидж - рыцаря печального образа?

- На самом деле идее-то - много лет. По первости, когда я вернулся из Америки в Россию и вел смешную, социально направленную передачу на 6-м канале, уже тогда, подав заявку на оформление студии, я попросил отца, чтобы он набросал эскиз, в котором была заложена концепция и идеология программы под условным названием «Борьба с ветряными мельницами». А сейчас эта идея вылилась в такую форму именно из-за того, что у нас на телевидении дискуссионная площадка сжимается, как шагреневая кожа, и хочется использовать любую, даже такую театральную форму, как «Гордон Кихот», для того, чтобы все-таки говорить о сущностях и смыслах.

- Причем не политических, а общечеловеческих?

- Одного без другого не бывает. Политика обслуживает сущности и ценности. Американская обслуживает американские ценности, наша должна обслуживать наши ценности. Другое дело, мы в России никак не можем договориться, что нам ценно, а что нет, что нужно и что не нужно, что будет и чего не будет.

- Но прошла серия «Гордон Кихотов», начиная с приглашения в качестве «чудовища» тиражного романиста Сергея Минаева. В этом качестве побывали у вас и Владимир Жириновский, и Ксения Собчак, и Михаил Задорнов. А сейчас - и это заметили телезрители - наступила некая мхатовская пауза. Она связана с летними каникулами? Или?..

- Во-первых, с каникулами. Но я не думаю, что нам будет легко эти передачи продолжать...

- У вас есть ощущение исчерпанности?

- Да нет, я бы продолжал - у меня список «ветряных мельниц» длинный. Дело не в этом: не могу заставить прийти на передачи избранных мною персонажей.

- Кстати, как вы договариваетесь с вашими героями, которые, вообще-то, антигерои. Наверное, это сложно?

- Сложно по трем причинам: во-первых, у меня должны быть личные претензии к вызываемому на ковер. Любые попытки кого-то мне предложить, к кому я не имею никакого отношения, я до сих пор отвергал. И пока это у меня получалось. Но после того, как я выбрал «жертву», на которую у меня уже чешутся руки и растут клыки, в игру вступают два фактора. Первое - захочет человек стать героем передачи или нет. И второе - уместен он на Первом канале с точки зрения Первого канала или не уместен. Это означает, что предложенные мной кандидатуры проходят некий редакторский фильтр. И этим фильтром не обязательно может быть Кремль. А, скажем, личные пристрастия Константина Львовича Эрнста, потому что после того, как я назвал несколько кандидатур, которые бы хотел увидеть в передаче, я услышал от него, что это его друзья и он не может их подставлять. Кроме того, у меня есть согласованный список из 25 человек, но они не идут на передачу. У каждого - свои мотивы. Допустим, я почти договорился с Татьяной Толстой. Она посмотрела одну из программ и, искренне возмутившись, отказалась, не объясняя причины.

- Это ведущая-то «Школы злословия»?!

- Мало того, я в ее передаче был первым гостем. И думал, что она просто обязана мне ответить тем же. Приглашал несколько раз Володю Соловьева. Но под разными предлогами он отказывался.

- Мы сейчас прогуливаемся вдоль Камы. Пермские пейзажи вы видите впервые. Каковы ассоциации?

- Как это ни странно, когда я гляжу на этот камский залив, он ассоциируется у меня с рекой Гудзон в Америке, с ее течением выше Нью-Йорка, где расположен городок Наяк, куда прибились первые волны русской эмиграции - одна сразу же после революции, а другая - после Второй мировой войны. Там такие же обрывистые, сложенные из белого камня, поросшие лесом берега (пауза). Смотрите-ка: мертвый лещ!..

- Это знак того, что Гордон действительно наблюдатель и что мы не на Гудзоне.

  НА ПЕРВУЮ СТРАНИЦУ  ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ  ОБСУДИТЬ В ФОРУМЕ

Поиск по сайту:       
, 21 2017г. Московское время 12:11.
Газета выходит во вторник, четверг, пятницу, субботу.
© ЗАО «РЕДАКЦИЯ ГАЗЕТЫ «ЗВЕЗДА»™   E-mail: gazeta@zvezda.nevod.ru
© OOO «НЕВОД LTD»™   E-mail:
info@nevod.ru
Программирование: Алексей КОСТАРЕВ.   E-mail:
kaf@nevod.ru
Дизайн, html и концепция сайта: Владимир СОЛОВЬЕВ.   Персональный сайт:
http://svg.nevod.ru
Главный редактор газеты «Звезда» Сергей ТРУШНИКОВ.
Редактор приложения «Звезда-online» Мария КАЛИНИНА.   E-mail:
smasha@mail.ru
При перепечатке материалов и использовании их в любой форме,
в том числе и в электронных СМИ,
а также в Интернете, ссылка на газету «ЗВЕЗДА»™ обязательна.
Мнения авторов публикаций могут не совпадать с позицией редакции.
Материалы приложения «Звезда-online» редактируются
и в деталях не совпадают с текстами газеты «Звезда».
 

Электрик киев
Проект, монаж электрики и слаботочки. Профессионально! Позвоните нам
rembot.pro