31 декабря 2009 года
Первая страница
Первое апреля на НЕВОДЕЦентр экстремальной журналистики«Ставропольская правда» в сети!Экономический еженедельник
2010! > НОВОГОДНИЙ ВЫПУСК > Губернские сказки
ПРЯМАЯ РЕЧЬ > Реплика > «Докатились до шнурков»
ПРЯМАЯ РЕЧЬ > Мнение > «Привет из будущего»
ТАЙНА ОСТРОВА УДД > Отрывки из книги
  
«ЗВЕЗДЕ» — 90 ЛЕТ!
О нашей
газете
РЕКЛАМА
Коммерческое
предложение
«С»
Специальное
приложение
ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ
Главный редактор
Сергей Трушников
ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ
Журналист
Константин Шумов
ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ
Журналист
Наталия Семенова
СКАЛОЗУБ
Поэт
Харитон Моржов
new ПОДПИСКА
Любые варианты
на выбор
ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК
Напишите письмо
в редакцию
НАШИ ПАРТНЕРЫ
Ссылки на
полезные сайты
АРХИВ ГАЗЕТЫ
По дате выпуска
< Декабрь 2009 >
ПнВтСрЧтПтСбВс
 010203040506
07080910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
СТАРАЯ ВЕРСИЯ
Архив газеты
до 17 июля 2001г.
   
, , , . - . :
подробнее …
   
, . - : . , , .
подробнее …
   
- -. , . , - ...
подробнее …
   
- , . . .
подробнее …
   
. - , : .
подробнее …
   
, , ... , «» , .
подробнее …
,
.
Губернские сказки
, - . . . , .  , .
, , . , . . Да работящий, из рук ничего не выпадало. Еще не ленивый ни-сколько. И то сказать: до лавки в соседнее село - вон оно, за горушкой - стрижом долетал, если охота одолевала.

Любил Иван после работы вечером на завалинке помечтать, на звезды да округу поглядывая.

Этаким-то образом сидел однажды Иванов Иван, цигарку толщиной с его большой палец потягивал и наблюдал, как тем временем соседский Петруха, приехавший накануне из города, чью-то деваху прямиком в скрипучую дверь клуба увлекает.

- Вот-те раз, - озадачился наблюдатель. - Како тако там веселье может быть? От клуба одно название осталось - трухляв до последнего бревнышка, на ладан давно дышит. Опричь мышей иных посетителей там и не водится. А наши-то на кой ляд туда полезли? Может, Петрухе приспичило какой городской секрет поведать без лишних ушей? Видно что так: иначе чего бы они одне пылюку глотали во тьме непроглядной.

Додумать загадку Иванов Иван не успел. Жуткий треск нарушил деревенскую тишину.

- Надо же, гроза из чистого неба, - удивился сельский мыслитель.

Ан нет. Случилось такое, что ни словом сказать, ни пером описать. Это покосившийся клуб, пустив в звездное небо облака пыли, рухнул, осев, как сбежавшая квашня. Чумазая и очумевшая, явилась среди трухлявых обломков бедовая парочка. На Петрухе висел только галстук.

- Ишь ты, даже исподнее сорвало, - жалостно вздохнул Иванов Иван.

На следующий день собрались деревенские бабы и девки, запричитали:

- Горе-то, горе какое горькое! Да и как же мы теперь жить станем без очага-то нашего культуры! Да и где мы теперь петь-плясать-праздновать будем! Что нам - пропадать в родной сторонушке да в забвенье эстетическом?

- Ну ладно вам, - успокаивал рыдающих селянок Иванов Иван. - Клуб-то давно негодный был.

- Ага, - проливали слезы селянки. - Раньше мы на него хотя бы посмотреть приходили, а теперича и поглазеть не на что. Ох, сироты мы несчастные, остатнего мироприятия лишилися! В общем, так, Иван: кланяемся тебе в пояс - мужик ты толковый, собирайся в город. Скажи - новый клуб нужен. Мол, если наша деревня не станет для народа привлекательней, то отсюдова начнется отток налогоплательщиков в соседнее царство-государство, а от нашего бабьего сословия демографического прибытку не дождетеся.

- Извольте, - говорит Иван. - Пойду собираться.

А ему собраться - только подпоясаться. Не зря в морской-то пехоте до первостатейного старшины дослужился, по тревоге первым в строй прибегал.

Долго ли, коротко ли добирался гармонист до города - никому неведомо. Но - добрался. Прибыл на главную площадь, а там народу - тьма! И что характерно, никто ничего не работает.

Дернул Иван одного пострела за рукав, спрашивает:

- Пошто, мужичок, бездельничаете? Почто баламутитесь?

- Дык ты с какой елки сверзнулся? - засмеялся горожанин. - Нам теперя работать не велено. Нам теперь фестивалиться приказано. Кажинный день, тоись, веселиться да в трубы дудеть. А заводишки-то, на коих люд робил, нонче, паря, нам без нужды, на слом пойдут. Бают - постиндустриальный синдром: ничо делать не надо, робить будет за нас, дескать, енформация и тихнология, мы ноне культурой закусывать намерены.

- Брось брехать. В деревне за такие бредни из тебя быстро бы пыль-то повыколачивали, - не верит Иванов Иван.

- А ты сам спроси у культурного енистра, он тебя быстро вразумит, - отвечает пострел да в толпу рукой указывает. - Вон ентот: на людей рычит - борода торчит.

Глянул Иван - и обомлел. Крестным знамением себя осенил, а виденье все равно глючит: два чернявых гражданина басурманской наружности - один высокий, зенки диковатые, борода по ветру вьется, а другой небритый, как сатана, и кольцо в носу блещет - так вот эти двое пилой на козлах толстые пачки денег пилят. Пачки сверху из белого здания падают, будто дождь сыплет. Басурмане купюры попилят - и по карманам своим рассовывают. А сверху дождь не утихает.

- Ну - диво дивное, непотребное, - думает Иван. - На четырех океанах побывал, с чукчами и африканцами обнимался, а такого не видывал...

Протискивается сквозь толпу, чтобы разглядеть самому, что зачем и почему. Его какой-то заморыш заморский тормозит: эскьюз ми, у нас тут очередь.

Встал Иван в конец. Смекает: все равно лучшей оказии не придумаешь, чтобы с министром насчет клуба потолковать.

Только слышит он - впереди бормотанье бесконечное: «месбед» да «месбед». А когда приблизился - уразумел. Те двое-то, которые деньги пилят и по карманам своим рассовывают, каждого, у кого очередь подошла, спрашивают:

- Местный?

- Нет!

- Бедный?

- Да!

Вот и получается: «местный - бедный», «местный - бедный», а издалека: «месбед» да «месбед»...

Им, которые «Нет!-Да!», денежные опилки в мешки подручные министра сыплют. Мешки пухлые, только что не лопаются.

Получат - и врассыпную. Рады: спасибо, мерси, сеньки!

Тут и Иванова очередь подошла.

- Местный? - спрашивают чернявенькие.

- Да, - отвечает Иван.

- А вали-ка ты отсюда, местный мужичок сиволапый, душа твоя замшелая, - злобно завелся бородатый Змей Горыныч.

- Ты что приперся на чужой перформанс бабки чесать! Не видишь - здесь люди приличные - заморские да столичные, картинки малюют да пляшут - не землю навозную пашут, для них и пилим бюджет, а местным - горячий привет! - завопил басурманин с серьгой в носу.

- Да не нужно мне ваше бабло! Мне клуб в деревне построить надо, - говорит Иванов Иван.

- Это еще зачем? Там, где надо, построено. У тебя что - точка роста, культурная территория? Знай, мужичок, что я принял решение: незачем тратиться на строительство да на ремонт всяких там деревенских клубов. Дорого! - отрезал министр, похожий на разбойника, сбежавшего из острога.

- Эх, мил человек, да у нас талантов полна деревня, а клуб рухнул.

- Дурень ты, дурень. Тут дело политической высоты. Я себе промоушен в Европе твоим клубом буду делать, что ли? Талантов у них, видите ли, полно. Вон у меня заморских талантов целая очередь - что прикажу, то и сбацают. Если надо - прямо на улице. А ты со своими глупостями лезешь. Пошел с глаз моих долой, трах-тарарах, трам-тарарам!

Хотел было Иванов Иван навесить сгоряча министру с правой, а сатане небритой - с левой, да раздумал. Так дела не сладишь. Да и очередь ждет, волнуется. Хоть и пришлый народ - а тоже люди, есть хотят. Вон один с голодухи аж поголубел, а другого трясет, будто мухоморов отведал. Жалко их стало Ивану - душа-то у него русская, совестливая.

Решил он самому главному попечалиться, о беде своей рассказать. Тому, что в белом здании сидит и деньги вниз пильщикам бросает.

Нахмурился главный, выслушав Ивана. Бровки сердито опустил, губки надул, глазом гармониста буравит.

- Будто ты и не знаешь, что на дворе кризис, а у нас семь важных дел. Или пять? Забыл уже. Впрочем, неважно: одним делом больше, одним делом меньше. Заданный вектор все равно остается в нужном формате. Я тебе скажу по секрету, что на самом деле важно. Главное - правильно распределить финансовые потоки и расставить людей. Вот я распределил и расставил. И никакого клуба я в этой схеме не вижу. Нету его в этой схеме - значит, ты неправ, и не надо никакого клуба.

Посмурнел Иванов Иван. Вышел в приемную и вдруг слышит:

- Здравствуйте, Ваня! Не узнаешь меня?

Оглянулся тот на ласковый голосок. За компьютером сидит красавица, ногти красит.

- Я ведь твоя соседка бывшая, только в город давно уехала, - говорит красавица. - В городе ни на что денег не хватает, так я здесь на двух ставках работаю. Как Василиса Премудрая и как Варвара-краса. Сейчас вот как Варвара.

И так улыбнулась Ивану, что у него сердце сначала замерло, а потом в пятки ухнуло.

Но морской пехотинец хоть и в запасе был, но волнение унял и поведал красавице, зачем в город явился.

- Силой и нахрапом ничего не добьешься, - вздохнула Варвара, преображаясь в Василису. - Их только хитростью можно победить. Завтра ты сам никуда не ходи. Я укажу - куда надо. А как придешь в кабинет, скажи волшебные слова: «Архитекто Голландиус». Запомнил? Кстати, у тебя почивать-то есть где? Ну, пойдем ко мне, устроимся как-нибудь. Не тужи. Утро вечера мудренее.

Топнула она ногой и опять превратилась в Варвару-красу. И пошли они прогуляться по городу.

А ночью проснулся Иван - нету красавицы. Заглянул в кухню на огонек. А там Василиса за кульманом стоит, чертеж чертит.

- Завтра, - говорит, - с собой чертежи возьмешь. Вон какой клуб красивый получился. Сама бы в нем работала.

А наутро все получилось, как Василиса Премудрая и обещала. И хотя Иванов Иван волшебные слова немного перепутал и, войдя в кабинет, от забывчивости-то сказал просто: «Я голландский архитектор», - все забегали, заохали, восхищаясь Ивановым чертежом, и сказали, чтобы он скорее выезжал на место постройки чудесного архитектурного шедевра, который только в Голландии и могли нарисовать, и что строительные работы в деревне уже начались.

Верите вы или нет, но когда Иванов Иван подходил к родной деревушке, он увидел, что клуб уже под стропила подвели. Обрадовался он и обнял в восторге Варвару. Да, я ведь забыл сказать: она вместе с Иваном приехала из города насовсем, чтобы новым клубом заведовать.

Иван от радости не только обнял, но даже поцеловал Варвару-красу в спелые губы.

- Ах, Ванюша, меня никто так крепко не целовал, - призналась завклубом Варвара.

- Мы еще с тобой детишек настругаем, - пообещал Иванов Иван. - Пусть в новом клубе свои таланты развивают.

- Ладно. Я согласна, - ответила Варвара голосом Василисы.

На этом бы и точку поставить, но сказке еще не конец.

Быстро молва полетела, Ивана в другие деревни приглашать повелось: у кого тоже клуб рухнул, у кого библиотеки нет, у кого школу закрыли. Всем он с легкой Василисиной руки и мудрого ее совета помогать успевал. И жизнь кругом занялась веселая.

Прослышал об этом сам царь в Москве. Позвал Иванова Ивана и говорит: будешь главным в вашем городе!

А Иван:

- Нет, мне в деревне милее. У нас там и орехи каленые, и девки ядреные. А лучше ты, царь, убери от нас супостатов, кои наши денежки в распил пускают да народ баламутят. Без этой-то нечисти ладно заживем.

Призадумался царь. Покачал головой грозно. Бедолагу аж передернуло от толерантных-то сомнений. Но просьбу Иванова Ивана исполнил. Все ж таки свои-то, деревенские, ему роднее оказались.

Вот тут и сказке конец.

  НА ПЕРВУЮ СТРАНИЦУ  ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ  ОБСУДИТЬ В ФОРУМЕ

Поиск по сайту:       
, 23 2017г. Московское время 01:35.
Газета выходит во вторник, четверг, пятницу, субботу.
© ЗАО «РЕДАКЦИЯ ГАЗЕТЫ «ЗВЕЗДА»™   E-mail: gazeta@zvezda.nevod.ru
© OOO «НЕВОД LTD»™   E-mail:
info@nevod.ru
Программирование: Алексей КОСТАРЕВ.   E-mail:
kaf@nevod.ru
Дизайн, html и концепция сайта: Владимир СОЛОВЬЕВ.   Персональный сайт:
http://svg.nevod.ru
Главный редактор газеты «Звезда» Сергей ТРУШНИКОВ.
Редактор приложения «Звезда-online» Мария КАЛИНИНА.   E-mail:
smasha@mail.ru
При перепечатке материалов и использовании их в любой форме,
в том числе и в электронных СМИ,
а также в Интернете, ссылка на газету «ЗВЕЗДА»™ обязательна.
Мнения авторов публикаций могут не совпадать с позицией редакции.
Материалы приложения «Звезда-online» редактируются
и в деталях не совпадают с текстами газеты «Звезда».