ОТ ВЕЛИКОГО ДО СМЕШНОГО


               Был  такой  великий русский писатель Николай Васильевич
          Моголь. Он был ненормальный, но очень великий. Он недостаток
          свой по части ненормальности с лихвой компенсировал величием
          носа. Так что может быть это был и не недостаток, а  кое-что
          совсем  наоборот,  выдающееся.   Многие ненормальные думают,
          что именно так оно и есть - все наоборот. Пусть!
               Николай  Васильевич  Моголь  писал  поэмы  про  грязные
          полит-технологии и  надеялся  всех  в  России-матушке  этими
          насмешить.  Выглядело-то  вроде  бы смешно, если смотреть со
          стороны интеллигенции на окружающих, в том числе и  на  саму
          интеллигенцию  изнутри  в  порядке рефлексии. Что возьмешь с
          ненормального, когда он не в себе, но смотрит изнутри  себя?
	  И  прочие  не  лучше.  Тоже  неизвестно где и откуда-куда им
          смотреть. Поскольку тоже вряд ли нормальные.

               В   результате  Моголь  насмешить  не  насмешил,  но  в
          классики был зачислен досрочно. И поделом! Великий  писатель
          о  чем  бы  не  написал, даже о самом плевом деле, у него из
          всего автоматически получается  великое  и  очень  неплевое.
          Шедевры,  одним  словом,  получаются.  Но  по большому счету
          несмешно.   Нетленных   произведений   смешных   и   великих
          одновременно  в  истории мало. Они быстро тлеют. От великого
          до смешного один  шаг.  Это  известно.  Но  от  смешного  до
          великого  о-го-го!  -  не  доберешься,  поскольку получается
          против шерсти и общепринятого течения. Уж тут либо смеяться,
          либо  восторгаться.  Не  два  горошка...  Третьего  не дано.
          Тут... Да не о том сегодня речь. Но... И время летит...

               Тут как раз, откуда ни возьмись, за смех у нас в стране
          взялся отвечать Петросюк  Игнатий  Ювеналич.  Его  никто  не
          просил  отвечать и он взялся отвечать без спросу. Все вокруг
          и удивиться-то толком не успели, а Петросюк  уже  сидит  как
          начальник  и  за все отвечает. Бездарный артист-руководитель
          смешного жанра. Да и какой он артист?! Кривляка! Поэтому  он
          больше   любил   быть   главным  и  заслуженным  артистом...
          Поскольку на простого артиста толку не хватало. Что  делать,
          бездарные артисты есть везде. Особенно в смешном жанре. Если
          на Луне вдруг найдут артистов или на Марсе,  то  обязательно
	  среди них найдут и космических петросюков.

               Но  Петросюк  был  в  общем и целом нормальным, не чета
          Моголю. Однако, глупый. И из-за  этого  его  нормальный  нос
          казался  большим,  что  все  равно  его  не украшало в плане
          юмора.  Петросюк   пытался   глупость   и   нормальный   нос
          компенсировать   рвением  на  почве  того  самого  юмора.  А
          поскольку с рвением в стране вообще, а  тем  более  на  ниве
          юмора  был  застой,  он  издал  указ считать себя главным по
          смеху. Под чем и  расписался.  Никто  ничего  не  понял,  но
          утомленные  катаклизмами люди приняли указ к исполнению. Они
          все принимали к исполнению, лишь бы от них отстали. То  есть
          они с этого дня стали считать, что Петросюк главный по смеху
	  в стране согласно подписанного указа.  Аминь.......
               Его, разумеется, ругают. И в будние дни, и в праздники.
          А особенно после праздников. Петросюк - то, Петросюк  -  се!
          Тошнит  от него! А он ничего. Он продолжает отвечать за юмор
          как ни в чем не бывало.

               А  Моголь  однажды слег. Да так, что насовсем. И стал в
          гробу переворачиваться. Поскольку деться  ему  некуда  -  он
          бессмертен. А Петросюк изворотлив - его из юмора, а особенно
	  с телевидения, не прогонишь. Все-таки он вертится!

(с) 2004, А.Соловьев