ВОТ ТАК

               Омерзякин   был   человеком   тихим   и  в  общем-целом
          безобидным. Но это не радовало окружающих. Раз он Омерзякин,
          значит  обязательно  жди  от него подлянки. Чего-нибудь, как
          минимум, мерзопакостного. Не даром же он ни  кто-то  там,  а
          Омерзякин.  Не  просто  же  так  у человека в генах возникла
          такая фамилия. Наиболее интеллигентные люди  даже  ссылались
	  при этом на Достоевского и Смердякова. Менее интеллигентные,
	  на физиологию и неудачную реформу ЖКХ.
               В  детстве у Омерзякина особых хлопот не было. Во дворе
          и в школе все звали его запросто  -  "Зяка".  Такого  не  по
          годам  маленького  и  кудрявого  Зяку,  многие даже немножко
          полюбливали, особенно девочки, кошки и божьи коровки.  Тогда
          Зяка был полноценным.
               Но  вот  когда  он  вырос настолько, что стал товарищем
          Омерзякиным, и что еще  хуже,  господином  Омерзякиным,  тут
          проблемы   и   начались.  Все  кому  не  лень  указывали  на
	  несоответствие фамилии человека,  претендующего на  уважение
          окружающих, общепринятым представлениям о приличии. При этом
          зачем-то шептались,  поскольку  говорит  такое  вслух  среди
          приличных  людей  считалось  верхом неприличия. А шептаться,
          так  уж  сложилось  среди   приличных   людей   исторически,
          считалось  гораздо  менее  неприлично.  Вот и вынуждены были
	  шептаться. А куда денешься?
               Такое   объективное  положение  вещей  вредило  карьере
          Омерзякина, изрядно испортило и личную жизнь.  Единственную,
          родную  и  любимую  до беспамятства Омерзякину, будущую свою
          половину, он не мог найти нигде.  Даже  за  деньги,  посылая
          платные  объявления в специальные газеты и интернет. Будущая
          возможная Омерзякина  не  выходила  на  связь,  не  подавала
          признаков жизни.
               Так он и оставался один на один со своей горькой долей.
          Не с кем было поделиться.   Тем  более,  что  по  жизни  все
          добрые дела Омерзякина истолковывались если не превратно, то
          с поправкой на фамилию: "Это дело рук Омерзякина"...
               Когда  Омерзякин почувствовал всеми своими фибрами, что
          под воздействием окружающих ему  хочется  перевоспитаться  в
          худшую  сторону  и  начать  обделывать нехорошие дела, чтобы
          наконец оправдаться, он понял, что дошел. Он даже стал перед
          зеркалом   строить   нехорошие   рожи   из  кинофильмов  про
	  вурдалаков.
               Но в последний момент все-таки одумался, остался собой,
          но взял псевдоним.  Артистам, даже бездарным, можно брать, а
          почему  человеку  с  высшим  образованием  нельзя?  Он  взял
          псевдоним "Ароматов".
               Но не помогло. Стало даже хуже. Коллеги консервативного
          толка шептались, что история с псевдонимом "дурно пахнет". А
          молодое  поколение говорило даже "shit". Эти недоумки как до
          того, так и после говорили shit... У них всего в запасе  еще
          два  слова  и с них ничего кроме этого не возьмешь при любом
          раскладе.
               Душевный   диссонанс  усилился  и  Ароматов,  чтобы  не
          морочить  голову  окружающим   психологическими   нюансами,
          скоропостижно  скончался в расцвете сил и планов. Что и было
	  отмечено приказом по учреждению, посмертно.
	       На    аккуратной    надгробной   дощечке  незлопамятным
          коллективом, проводившим его в последний путь, золотом  было
          написано  "Омерзякин-Ароматов".  А имени у него, как кому-то
          удалось выяснить - не было.


(с) 2004, А.Соловьев